Воскресенье, 17.12.2017, 11:07
Приветствую Вас Гость | RSS

Vivat, academia!

Меню сайта

Каталог статей

Главная » Статьи » Искусствоведение

Лобанова О.Ю. ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТЬ В ИСКУССТВЕ КАК ОБЪЕКТИВАЦИЯ ЛИЧНОСТНОГО СМЫСЛА
Изобразительность и выразительность — общеэстетические категории, тесно связанные с пониманием специфики искусства в целом и его отдельных видов, в том числе, музыкального искусства. Исследователи музыки в последнее время нередко отмечают, что «понятие выразительности не только в теории, но и в практике музыкального искусства является одним из наиболее расплывчатых и многозначных» [1, с. 67].

Казалось бы, понятие о сущности выразительности в искусстве должна давать эстетика. Однако, по нашим наблюдениям, именно она избегает определений понятия «выразительность». Так, в эстетике предлагается различать "изобразительные и неизобразительные искусства, имея в виду ведущий тип выразительно-смысловых элементов произведения. Некоторые авторы предпочитают говорить об изобразительных и выразительных искусствах, относя к последним музыку. Но выразительными (то есть вызывающими определенный эмоциональный отклик) являются все искусства, без исключения. В любом произведении элементы, играющие роль художественных знаков, являются, выразительно-смысловыми. Но в одних случаях они построены на воспроизведении жизни в формах самой жизни, то есть имеют изобразительную основу, в других же, в том числе, в музыке, — используются специфические неизобразительные формы. Поэтому нужно отдать предпочтение при классификации искусств оппозиции «изобразительное» — «неизобразительное». [2, с. 114].

М. С. Каган также отмечает, что в эстетике «давно установлено, но До сих пор теоретически не обосновано наличие двух параллельных рядов искусств — изображающих мир и не изображающих его. ... Показательно, что в истории эстетической мысли первый ряд искусств определяли как объективный, или изобразительный, а второй — как субъективный, или выразительный. Сами эти определения нельзя признать удачными, так как во всех видах искусства воссоздается нерасторжимая взаимосвязь объекта и субъекта, и потому изобразительность невозможна в искусстве вне выразительности» [3, с. 259].

Автор определяет «изображение» как «воспроизведение конкретных материальных предметов, их чувственно воспринимаемого облика в любом материале — скажем, изображение человека другим человеком — актером, его жестами, мимикой, речью, или же средствами камня, красочного слоя на холсте, фотоснимка» [4, с. 51]. Определения «выражения» или «выразительности» не даются. Музыкальный язык, по М. С. Кагану, "неизобразителен по своей природе, ибо музыкальные структуры значат, но не обозначают — переживание как духовный процесс нельзя «изобразить», его можно только «выразить»» [4, с. 53].

Нам представляется, что понятие «неизобразительные формы выразительно-смысловых элементов» не проясняет сущность «выразительности», а такое прояснение необходимо художественной педагогике, тем более что именно «выразительность», а не «изобразительность» признается общим сущностным свойством всех видов искусства:

Недооценка выразительности и абсолютизация изобразительности, на наш взгляд, является следствием объективистской установки эстетики. Однако, в эстетике можно найти и предпосылки иного — субъект-субъектного понимания универсальной художественной категории.

«Для создания образных моделей бытия у искусства имелись «двоякого рода возможности, притом неравноценные: одну из них предоставляли те средства, которыми располагал сам человек от природы, — его телодвижения, мимика, звучания его голоса, еще не артикулируемые и уже артикулируемые; другую возможность он находил, обращаясь к тем средствам материализации своих представлений, переживаний, мыслей, которые предоставляла ему природа и которыми он овладевал в процессе труда, — камень, дерево, глина, кость, кожа, естественные красители и т. п. ... Первые были естественными средствами выражения духовных состояний, ...и в преобразованном виде становившимися основными средствами общения», в которых «человеческое содержание выражалось в человеческой же, имманентно одухотворенной форме, тогда как во втором случае средства воплощения духовного содержания были ему чужеродны, внечеловечны, статичны, мертвы» [3, с. 319 — 320].
 
Специфику той группы искусств, к которой принадлежит и музыка («неизобразительных» или «экспрессивных») совершенно точно выражает приведенное определение М. С. Кагана: «человеческое содержание выражается в человеческой же форме», иными словами — посредством самого человека. «Конечно, материальны и звуковая форма музыки, и жестовая форма танца, но они принципиально отличны от вещественности произведений архитектуры, скульптуры, живописи — потому что в музыкальном тоне, как и в жесте, как и в слове, материя изнутри одухотворена содержательно-смысловым наполнением голоса певца, актера, дыхания, движения рук музыканта, пластических жестов танцовщицы и лишена того самодавления, которое свойственно природным, внечеловеческим, вещественным материалам — камню, глине, металлу и т.п.» [4, с. 87].

Обобщенным выражением отмеченных свойств искусства представляется понятие «выразительный человек», использовавшееся С. Эйзенштейном и весьма плодотворно возрожденное М. Старчеус. «У С. Эйзенштейна человек — не только «предмет», но и «материал» искусства в том смысле, что оно возникает, высвобождается, преобразуется из телесно пластических, двигательных, мимических и иных воплощений внутреннего мира». В конечном счете «художник отображает человека так, как он сам себя выражает. Оттого выразительность человека и выразительность произведения оказываются одной природы» [1, с. 66].

Сказанное «имеет самое прямое отношение и к музыкальному искусству, Произрастая непосредственно из психобиологического «материала» человеческой выразительности — интонации, дыхания, гибкой пластики телесного движения и позы — музыка, в конечном итоге, восходит к «Человеку выразительному», отображая его в исторических зеркалах меняющихся стилей» [1].

Очевидно, что подобная «прирожденная выразительность» свойственна, прежде всего, тем искусствам, в структуру которых органически «встроен» исполнительский компонент. «Виды художественной деятельности, целью которых является воздействие ка слушателя и раскрытие смыслового и эмоционального содержания текста через интонирование, движение, жест (музыкальное исполнительство, ораторское искусство, художественное слово, педагогика) имеют много общего как в самом процессе выражения, так и в организации средств и приемов воздействия» [5, с. 79].

Представляется, что сущность «выразительности» в искусстве не определима объективистскими методами и требует для своего обозначения понятия, схватывающего внутреннюю генетическую целостность субъекта, еще не разделенную на «виды искусства», которая может быть выражена вовне — в «чувственно воспринимаемом облике», но не сводится к нему, а выступает по отношению к нему как внутренняя (субъективная, психологическая) детерминанта. Таким понятием представляется «выразительный человек». Исполнительские искусства в своей совокупности служат объективации «выразительного человека» — человеку воспринимающему, осуществляя сущностную для искусства функцию интерсубъективного диалога сознаний.

Психологическим понятием, связывающим воедино мир искусства и внутренний мир личности, нам представляется «личностный смысл». Вслед за А. Н. Леонтьевым, мы полагаем, что «основное в эстетической деятельности, — и, соответственно, то, что формирует продукт этой деятельности, — это есть открытие, выражение и передача другим не значения, а личностного смысла явлений... Искусство и есть та единственная деятельность, которая отвечает задаче открытия, выражения и коммуникации личностного смысла действительности, реальности» [6, с. 183—184].

Понятие «выразительный человек» представляется важным звеном «личностной парадигмы» искусства, в которой понятия «изобразительность» и «выразительность» отражают две формы объективации художественного смысла: предметную (или предметно-опосредствованную) и внепредметную — субъект-субъектную, генезис которой восходит к «выразительному человеку».

Литература
1.    Старчеус М. С. Выразительный человек (о внешнем и внутреннем в музыкально-сценическом высказывании) // Музыка. Миф. Бытие. М., 1995.
2.    Книга по эстетике для музыкантов / ред. И. Константинов, К. Ангелов. М„ 1983.
3.    Каган М. С. Эстетика как философская наука: курс лекций. СПб., 1997.
4.    Каган М. С. Музыка в мире искусств. М., 1995.
5.    Живов В. Л. «Практическая риторика» и музыкальное исполнительство // Человек. Язык. Искусство: материалы Междунар. науч.-практ. конф. М., 2001.
6.    Леонтьев А. Н. Психология искусства и художественная литература // Литературная учеба. М, 1981. №2.

К каталогам:
Естествознание
       Искусствоведение
               Математика
                       Методика воспитания и обучения
                               Общая педагогика
                                        Социальная педагогика
                                                 Психология
                                                         Филология
Они предлагают ...

О разном...

Поиск
Академикон - научные статьи для учителей © 2017
Конструктор сайтов - uCoz